воскресенье, 7 июля 2019 г.

Глава НКВД Ежов. История низкого человека

Глава НКВД Ежов. История низкого человека

"Без совести и при большом уме не проживешь."
М.Горький
В своих материалах "11 экю" на сколько это возможно стараются придерживаться непредвзятого подхода к описанию личности, а также попытаться увидеть различные грани героя. Следует сразу предупредить наших уважаемых читателей, что в данном материале мы явно предвзяты, попытки оправдания одиозного наркома не предпринимали и не нашли граней, которые могли бы характеризовать его иначе, чем он представлен в истории.
Мальчик Коля Ежов с ранних лет понял, что он не как все. В первую очередь он был намного ниже и физически слабее своих сверстников. А также, будучи подростком он обнаружил в себе неподдельный интерес к лицам своего пола. Семья его родителей была бедной, образования юноша практически никакого не получил, зато с 11 лет уже мигрировал по разным городах, но прижиться нигде не удавалось. Приходилось зарабатывать на пропитание физической работой, к которой он совсем не был расположен.
Хорошей возможностью проявить себя стала начавшаяся Первая Мировая. Николай отправился туда, но вскоре был ранен, отправлен в госпиталь, да так и не призван более к активным боевым действиям. Остаток войны он провел в делопроизводственных и канцелярских работах. Также как и войну, пропустил он в госпитале и революцию. Он не был её вершителем, не был и её активным сторонником. Ежов предпринимает новую попытку военной карьеры, поступает уже в Красную армию, но снова оказывается на функционале писаря.
Все свои 25 лет жизни он провел в лишениях, разочарованиях и отсутствии перспектив. За эту четверть века он потерял веру в людей, озлобился и выкристаллизовался в совершенной беспринципности и мстительности. Но эти качества были в тренде. Николай Иванович обнаружен новой системой и вовлечен в процесс построения светлого будущего. За 10 лет работы в кабинетах райкомов, обкомов, крайкомов, наркомов - поднялся до уровня, где его заметил Сталин.
Ежов и Сталин
Ежов и Сталин
Ростом Ежов был 150 сантиметров, для сравнения - это на 15 сантиметров меньше чем Ленин и Сталин, ну или на голову выше чем Дядя Фёдор из Простоквашино (росту в котором, как известно из заметки в газете было метр-двадцать). Этот человек обладал удивительной работоспособностью, фанатизмом и упорством. А, что самое важное, для него не существовало моральных преград при выполнении служебных обязанностей. Напротив, ряд задач, которые стояли перед ним, вызывали дополнительный прилив мотивации и рвения.
Ежов был назначен на пост наркома внутренних дел (НКВД) в 1936 году, сменив Генриха Ягоду, который по мнению Сталина был недостаточно проворен "в деле разоблачения...".
Проголосовали единогласно. Подпись Ежова - крайняя справа.
Проголосовали единогласно. Подпись Ежова - крайняя справа.
Понял новый комиссар, что хочет от него вождь, и взялся за расследования антисоветской деятельности. Ставший нарицательным 37-й год - время пика деятельности Николая Ивановича. Он ежедневно отчитывался перед Сталиным в докладах и многочасовых личных встречах о проведенных арестах, итогах расследований, исполнении наказаний.
О том, как сам Ежов относился к своей деятельности, можно судить, например, по тому факту, что он лично участвовал в жестоких допросах, на расстрелах. Нарком перед расстрелом Ягоды заставил того смотреть казнь Бухарина. Он бережно хранил у себя пули с расстрела Каменева и Зиновьева. В ряде источников говорится, что хранил он их рядом с коллекцией фривольных картинок и прочих вещей, неблагопристойное назначение которых не заслуживает внимания наших читателей.
Евгения (Суламифь) Хаютина (Файгенберг) была женой Ежова. Она была известной светской львицей своего времени. Не смотря на жуткую деятельность мужа - у Евгении были романы, например, с Михаилом Шолоховым, Отто Шмидтом. Её совершенно не беспокоило, как отреагирует общество и муж, она ему даже в разводе отказала. Зато это дело заботило самого Сталина.
В результате она оказалась в больнице с психическим расстройством. Ежов понимал, что ждёт его жену - либо вечное заточение в психиатрической лечебнице, либо репрессия по выходу из неё. Да и сама Евгения осознавала, что сильно заигралась и пути назад нет. Поэтому, когда Николай прислал ей яд - она предпочла воспользоваться возможностью быстрого исхода дела.
Она умерла в ноябре 1938 года. Сам Ежов был арестован через 5 месяцев. Разумеется, ключевым обвинением стала подготовка государственного переворота. Обвинили его и в содомских грехах, - не стал отпираться, назвал своих тайных партнеров. Все понимали, что уж точно политического заговора Ежов не готовил, что все политические чистки проводились с ведома Сталина. Но в то же время, было ясно, что обвинение такое не предполагает реабилитации. Наступала эпоха Берии.
Ежов заявил на суде, что ему жаль, что мало чистил ряды НКВД. Не мог же сам великий Вождь отдать такого указания. Он не мог поверить, что его просто списали. Нарком успешно справился с проектом "Большой террор". За это его ждала логичная награда - расстрел.
Сумел ли Николай Ежов получить удовлетворение и самоутверждение, истребляя людей тысячами, свергая титанов политического олимпа страны, конечно, неизвестно. Но справедливости ради следует отметить, что всё же был человек, которому важно было добиться реабилитации страшного наркома - его приемная дочь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий